В последнее время внимание общественников сконцентрировалось вокруг сферы исполнения наказания. Правозащитники и юристы практически со всех субъектов РФ практически одновременно стали сообщать о пытках, жестоком обращении с заключенными и нарушении их прав в колониях, тюрьмах и сизо.

Владимирская область на этой волне упоминалась несколько раз. Правда в местах заключения 33 региона никого не пытали и не убивали, но протестные настроения среди заключенных неоднократно давали повод для обсуждении темы УФСИН 33 региона.

Среди исправительных учреждений, общественное внимание к которым уже обращалось несколько раз, можно отметить:  

ФКУ ИК-7 в поселке Пакино Ковровского района - адвокаты и родственники заключенных часто обращались в редакцию «Владимирских новостей» с сообщениями, что в пересыльной «тюрьме» региона их подзащитных избивают и оказывают различное физическое и психическое воздействие, заставляя таким образовать давать признательные показания. 

ФКУ Т-2, тюрьма, более известная в народе как «Владимирский централ». В учреждении несколько раз среди заключенных объявлялись голодовки и поступало несколько сообщений о травмах среди осужденных.

ФКУ ИК-6 в Ковровском районе Владимирской области и вовсе была зафиксирована смерть содержащегося там заключенного

Помимо перечисленных проблем, за многими учреждениями тянется шлейф жалоб от адвокатов, в которых говорится, что руководство исправительных учреждений, мешает им посещать своих подопечных.

По этим жалобам был проведен не один судебный процесс. Кстати, совсем недавно в Фрунзенском суде завершилось рассмотрение иска прокуратуры к руководству Т-2. Надзорное ведомство сообщало, что в учреждении массово нарушают права заключенных на встречу с адвокатами.

Но, руководство тюрьмы на заседаниях суда сообщало, что обеспечивать свидания с заключенными в выходные дни Т-2 не в состоянии: к процессу нужно привлекать внушительное количество сотрудников, чью работу как-то необходимо оплачивать, а дополнительных средств на это не выделяется.

Дело завершилось полным признанием невиновности руководства Владимирского централа, поскольку доводы со стороны исправительного учреждения показались суду более убедительными.

Наша редакция пообщалась с несколькими источниками, близкими к пенитенциарной системе, чтобы попробовать разобраться во всей этой шумихе и попытаться выяснить, на самом ли деле руководство и сотрудники тюрем и колоний нарушают права своих подопечных. Далее мы будем использовать выдержки из бесед с людьми, которые знают работу в исправительных учреждениях с другой стороны.

Собеседники «Владимирских новостей», чьи слова и мнения были использованы для подготовки этого материала пожелали остаться анонимными.

Адвокаты

Эта категория «жалобщиков» часто сыпятся на том, что неправильно оформляют ордена на посещения мест заключения, используют сомнительные удостоверения и документацию с признаками подделки. Есть приказ №45 Минюста к адвокатскому ордеру. В соответствии с ним, в документе должны быть указаны определённые сведения. Но адвокаты чаще всего грешат неверным их заполнением. Получая отказ, они обращаются в общественные инстанции, создавая лишний, и, зачастую крайне сомнительный. шум вокруг работы учреждений ФСИН.

в данном ордере не указан № соглашения, на основания которого он был выдан, адрес Муромской коллегии адвокатов - не совпадает с их официальными реквизитами.

в удостоверении нечитаема фамилия адвоката, номер вызывает сомнение подлинности и полностью отсутсвует подпись начальника, ответственного за служителя Фемиды.

«В СМИ подобные факты недопуска сомнительных лиц на территорию закрытого учреждения, представляют как недопуск адвокатов. Общественности все преподносится по-другому: плохое и злобное начальство нарушает права несчастных осужденных. Сюда же подключают различных правозащитников, которые добавляют еще больше шуму», - рассказал А.

«Для осужденных посещение адвоката стоит 15 тысяч рублей. Понятно, что позволить себе такие «приветы со свободы» могут далеко не все заключенные - чаще всего это «воры в законе», осужденные по серьезным статьям. Оформление адвокатского ордера стоит 7 тысяч, в контору эта сумма поступает после посещения подопечных в местах лишения, а остальная ее часть уходит в карман адвокату. Бывает, что адвокаты выписывают «левые» ордера, не делясь с конторой совсем», - объяснил Б.

Осужденные

В каждой тюрьме время от времени появляются заключенные, которые  требуют к себе особого внимания: они устраивают провокации, наносят себе увечья, собирают вокруг себя круг людей, на которых оказывают влияния, чтобы вместе с ними организовывать различные протестные мероприятия. 

«Когда в обществе начинают поднимать вопросы условия содержания заключенных, общественность почему-то совсем не интересуется статьями, по которым он и попал за решетку. Это убийцы, насильники и организаторы убийств. Другие люди в тюрьмах не сидят. Был заключенный, который вместе с семерыми товарищами изнасиловал 14-летнюю девочку, а потом писал заявления, в которых жаловался, что в выходные дни к нему не может пройти адвокат», - вспоминает В.

«Один осужденный устроил голодовку. А во время своего задержания, пока организовывал кражу терминала, убил оперативного сотрудника. Получив за это десять лет заключения и особые условия содержания, своей голодной акцией пытался вынудить руководство тюрьмы создать ему поблажки во время заключения», - рассказывает Г.

Тюрьма

Должна, а, главное, может ли тюрьма являться местом, где заключенные могут перевоспитаться и изменить свою жизнь? Именно для этого она изначально и создавалась. Правда, статистика, которой располагает редакция «Владимирских новостей», говорит, что этого не происходит. по состоянию на 1 января 2019 года, в учреждениях УФСИН России по Владимирской области содержалось 7437 человек.

Каждый второй отбывает наказание за убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и незаконный оборот наркотических средств, каждый четвертый - за кражу, разбой и грабеж. Порядка 65 процентов осужденных отбывают наказание второй раз и более.

За 2018 год из исправительных колоний, следственных изоляторов и тюрем региона освободилось 3816 человек, четверть из них – условно-досрочно.

«Заключенные уже давно не приспособлены ни к какому труду. В местах ограничения свободы люди должны быть заняты, потому что безделье не идет на пользу этому контингенту. А работать, прикладывать усилия к труду, позволяет себе совсем небольшой процент осужденных», - уверен Д.

Прокуратура

Надзорный орган, реагируя на жалобы, поступающие от адвокатов и заключенных, понятное дело должны разбираться в них. Периодически сотрудники прокуратуры обращаются с исками в суд, выполняя свою часть государственной работы. Правда, по мнению наших собеседников, часто эти судебные процессы происходят исключительно из-за того, что работникам в синей форме тоже надо писать отчеты о своей «активной рабочей деятельности».

«Прокуратура каждый год должна выносить на одно представление больше, чем делала в предыдущем. По отменам взысканий, по протестам, по нарушениям, по взысканиям -  по всем фронтам. Палочную систему никто не отменял», - уверен Е.

 «Ежегодно ко мне приходили с проверкой прокуроры. Нарушений не находили, но объясняли: нам нужно выписать акт о нарушении и на объект, и на сотрудников. Нет ли у тебя сотрудников, которых ты хочешь наказать? На нас выписывается акты, выдают представления о необходимости устранения нарушений, мы в ответ представляем необходимые акты - они свои палки срубили. Такая же система работает и в отношении исков на учреждения. Мы играли по определенным правилам», - добавляет Ж.

P.S. На территории Владимирской области функционирует 15 пенитенциарных учреждений. Это исправительные колонии общего и строгого режима, колонии-поселения, следственные изоляторы, исправительные лечебные учреждения и две тюрьмы.

Только главные и важные темы в нашем телеграм-канале «Владимирские новости»

Мы в других социальных сетях: OKFacebookVKTwitterInstagram