Бывший владелец холдинга "МРГ-инвест" Александр Филиппов был признан виновными в мошенничестве, совершенном с использованием служебного положения в особо крупном размере. В вину ему вменяли мошенничество с тарифами и в присвоении или растрате при продаже гусевской котельной.

 Суд приговорил предпринимателя в общей сложности к четырем с половиной годам колонии. за два уголовных преступления (мошенничес тво с тарифами на электроэнергию и перепродажа котельной в Гусь-Хрустальном ). При этом бизнесмен возместил ущерб, якобы нанесенный бюджету Владимирской области при оформлении сделки купли-продажи котельной (66 млн рублей).

Он отбывал наказание в исправительной колонии города Покрова Петушинского района. До этого почти на протяжении почти двух лет Филиппов коротал срок в легендарной тюрьме «Владимирский централ», в куда более суровых условиях. Одно время Александр Филиппов даже подавал жалобы через своих адвокатов на «пытки» со стороны администрации тюрьмы в виде громкой навязчивой музыки «Радио шансон».

Уголовные дела в отношении Филиппова были возбуждены после того, как он пытался составить конкуренцию экс-губернатору Владимирской области Светлане Орловой на губернаторских выборах 2013 года. Многие политики, журналисты и бизнесмены тогда усматривали в уголовном преследовании местного «олигарха» политический подтекст.

В середине марта его ходатайство об условно-досрочном освобождении было удовлетворено Владимирским областным судом. Отдохнув от колонии, Александр Филиппов встретился с прессой и рассказал о своих планах на жизнь после заключения. 

- Если бы вы сейчас знали, что с вами произойдут такие печальные события, вы бы стали принимать участие в политической игре?

- Есть такая поговорка: знал бы прикуп, жил бы в Сочи. Поэтому трудно судить. На тот момент, когда ты оцениваешь все свои возможности и понимаешь, что есть определенная поддержка и понимание , и силы и желание. Понятно, что оцениваешь риски какие-то. Но ты всегда считаешь, что живешь в каком-то порядочном и справедливом государстве и считаешь, что волей-неволей, хоть какие-то правила игры должны соблюдаться, хотя бы законы. Но, когда проходит определенный промежуток времени, и ты понимаешь, что политика - очень грязное дело, то пути обратного уже нет. 

Я всегда говорил, что готов к диалогу, но с нами никто не хотел разговаривать. С нами разговаривали только с позиции силы. Поэтому трудно было уже отступать и мы рассчитывали только на взаимное сотрудничество. 

Я до сих пор считаю себя невиновным  во всех тех деяниях, в которых мне пытались присудить. С их стороны все получилось. Я шел вперед в надежде на то, что правосудие восторжествует, но, к сожалению, этого не случилось.

- Это прививка на всю жизнь от политики?

- У любой привики есть какой-то срок. Может быть и вечный, может быть короткий. Сейчас , понятно, у меня никакого желания влазить в это грязное дело заново, нет. Во-первых, у меня есть судимость, которую мне привили на несколько лет. В связи с этим я даже не имею права об этом думать. И слава Богу, потому что ни я, ни моя семья не жаждет заново, чтобы я в какую-то такую ситуацию заново попал. 

- В перспективе такие планы есть? Лет через 10-15?

- Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. В нашей стране нельзя ничего загадывать на большой срок. Поживем - увидим. Нигде, никогда, ни о чем нельзя зарекаться. Жизнь покажет. 

- Сейчас вы сосредоточитесь на бизнесе?

- Сейчас я сосредоточусь на семье, потом на здоровье, потом на бизнесе. Бизнес существует, им надо заниматься. Достаточно большое количество времени прошло без моего участия, ноя  благодарен своему коллективу, который сохранился и сохранил тот бизнес, что у меня был. Поэтому сейчас есть силы, есть желание, будем оценивать свои возможности. насколько это актуально и востребовано на рынке. Если есть покупатель и есть запрос на какую-то услугу или товар, то мы найдем возможность это развивать.

- Займетесь коммунальным  бизнесом?

- Нет. Во-первых его у меня нет, а во-вторых входить в одно место дважды мы заходить точно не будем. Во-вторых мы уже поняли, что это такое, когда власть тебя начинает игнорировать и недолюбливать и устанавливает такие правила игры, в которых просто невозможно выжить. 

Как лишили статуса гарантирующего поставщика нашу компанию? Ни один банк нас не кредитовал по определённой просьбе, и ряд крупных потребителей перестали платить тоже по определенной просьбе. Получился вакуум - нет поступления денег, но есть обязательства по кредитам, которые мы всегда брали, поскольку клиенты не всегда платят день в день. У нас получился кассовый разрыв. Арбитражные суды решили одновременно помочь МРСК сразу блокировать все наши деньги. Получилось так, что суммы оплачивались, но в судах накладывались обеспечительные меры накладывались на общую задолженность в 600 млн рублей, вместо положенных двухста в каждом банке. И пока ходишь, доказываешь, чтобы тебе их разблокировать, ты опаздываешь платить на рынок. Это был первый случай, что нас лишили статуса после первой задержке по платежу. 

Первое желание было у бывшего губернатора, когда она написала премьер-министру, чтобы лишить нас статуса. На это было даже дана бумага, что нет основания, поскольку они платят исправно. Но когда со мной ситуация решилась,  тогда пошло уже немного проще и ситуацию они дожали. 

Мы готовы были разговаривать, если нас не хотели там видеть, мы готовы были уступить этот бизнес и, возможно было бы проще и нам, и тем, кто пришел после нас. Было бы намного эффективней и спокойней для всех потребителей, потому что их запутали: кому платить? 

В первую очередь надо думать о состоянии бизнеса. А тут в первую очередь стоит политика, а потом экономика, о которой никто не думал. 

- В какой сфере будет ваш бизнес?

- пока говорить об этом не буду, надо проанализировать. Я много читал, думал, смотрел, что и как. Сейчас надо посмотреть, насколько твои желания соотносятся с твоими возможностями, которые сегодня на свободе имеется. Будет ли это востребовано. Надо привести в порядок, то что имеешь. С этих мелочей начнем, а дальше посмотрим. Если здесь найдем свою нишу, то  здесь будем развиваться. Но здесь у меня родители, дети учатся в школе. 

- Ваши уголовные дела были политическими?

- Я считаю все дела были политическими заказными. Инициатор покинул область и всем стало легче. В судебную систему я теперь слабо верю. Все, что от нас требовалось, со стороны адвокатов, делалось. Иногда машина уже работала и ничего с этим сделать было нельзя. Но пропал инициатор и никто не захотел брать на себя лишнюю ответственность.

- Инициатор - бывший губернатор?

- Я другого не видел.

Вы будет добиваться своей правоты?

- Несколько дел у нас находиться в Европейском суде по правам человека. Посмотрим, какое там будет решение и решим, что будем делать здесь.  Никакого желания опять в эту сферу лезть нет. Я в этой системе живу уже шесть лет, на самом деле от этого устаешь и физически и морально. Не только ты, но и твои близкие. 

- Как вы можете оценить уголовно-исправительную систему?

- Это точно не санаторий. В санаториях так музыку не заставляют любить. Можно сравнивать со свободой. Но это черное и белое. надеюсь, такого больше не повторится. Поэтому сопоставлять этот опыт с чем-то иным трудно. но это не подарок и желать такого опыта никому не хочется. Бояться этого не стоит. Если ты в себе уверен, то люди тебя оценивают адекватно. Я это процесс прошел, считаю, достойно и мне не за что стыдиться.  Я думаю, никто не скажет, что я вел себя неправильно. главная задача там была - выжить и выйти не калекой или инвалидом. 

- Серьезных нарушения в отношении вас не было?

- Кроме музыки и когда меня не выпускали из камеры не было. Никаких физических угроз или насилия не было. Серьезная поддержка со стороны семьи, адвокатов. Они все это отслеживают и понимают, что если что-то с твоей оболочкой произойдет, ты можешь даже ничего не говорить, но профессиональный адвокат может сразу понять все по тебе. Суды, прокуроры, УФСИН - единая армия. Внутри нее есть вещи непозволительные, но никто не хочет проверок. Все хотят по-тихому двигаться и жить.  Кто-то пытается сделать так, чтобы эта информация не выходила, но люди же освобождаются, рассказывают. Все не без изъяна. И в той системе есть вещи, которые можно исправлять, но я этим заниматься точно не буду. В целом хорошо, что вышел - руки, ноги целы.

- Вы готовы идти на встречу к новому руководству области?

- Я всегда готов к совместной работе. Так было и с прошлой властью. Если есть возможность рассказать, показать, исходя из своего опыта, то почему бы нет. Если люди смогут воплотить что-то в жизнь и это будет на благо области, то почему бы нет? Если к нам будут обращаться за помощью, то, конечно, подскажем. В этом сила - помочь и сделать добро, чем подставить подножку.

Я считал и до сих пор считаю, что актуально единая теплоснабжающая компания. Варианты эти никуда не делись. Сейчас читаю о смене руководства в этих компаниях и тому подобное. Проблема никуда не делась и не денется. Как мне кажется, она поможет избавиться от многих проблем. Везде тарифы разные, объем потребления разный, степень изношенности. Если это объединить, будет лучше. Как тот же самый «Газпром». Тарифы на тепло и воду должны регулироваться государством, и надо сделать это красиво. Государство должно выступить соакционером совместно с частными организациями. Чем крупнее бизнес, тем ему проще.

- Оценку новой команде дадите?

- Я желаю им удачи. Там люди и так опытные и грамотные, разберутся. Есть специалисты и эксперты. Никаких переговор сейчас не ведется. Я пока занимался здоровьем и детьми и даже не всех своих соседей на Ладоге повидал. Сам искать поводов для встречу не буду. Не вижу смысла навязывать себя. Помогать готов, если ко мне обратятся.

- Ощущения после сентября изменилось?

- Не скрою, я был очень рад, когда в сентябре узнал новость о том, что будет второй тур выборов. Я восхитился тем, что наше население четко дало сигнал того, что оно не хочет того пути, который они прошли на протяжении последних пяти лет. Это уже говорит о том, что наше население надо воспринимать всерьез, о чем я всегда и говорил. Не надо считать, что оно не образованное или не понимает, что происходит. И я был очень приятно удивлен, когда об этом узнал. Потому что я думал, что второй тур уже точно обеспечен и никаких там вариантов не будет. Так что я благодарен нашему населению, потому что это однозначно как-то помогло и мне как можно быстрее оказаться со своей семьей.

Я вам так могу сказать — прям не спал, смотрел. Потому что понимал, кто там на выборах, и мне дали возможность даже телевизор посмотреть ночью и убедиться, какие там проценты идут. Даже потом поздравляли меня потом многие. Потому что я понимал, что, скорее всего, это значит, что пройдет немного времени, и я смогу хоть понемногу пытаться выходить на свободу. Потому что, вы помните этот мой пресловутый поход в библиотеку: как только наступила дата подачи на УДО: как только у меня 1 сентября наступила дата подачи на УДО — мне третьего бабахнули вот этот пресловутый выговор. То есть, мне однозначно дали намек на то, «а что ты хотел?». И тогда я понял, что тогда еще контроль не спал. А когда все это уже сменилось.