Сегодня, 21 марта, отмечается День кукольника. Во Владимирском театре кукол это событие плавно перетекает в другой профессиональный праздник – Международный день театра, который празднуют 27 марта. В областной столице в эти дни проходит Первый фестиваль бэби-театров «Малышок», в котором задействованы 10 коллективов актеров со всей России. Несмотря на напряженный график и активную закулисную жизнь нашего театрального коллектива,  актриса Марина Вахтанина, к нашему удовольствию, нашла время пообщаться с корреспондентом ИА «Владимирские новости». Она рассказала о своей такой необычной, несерьезной, на первый взгляд, но все-таки очень серьезной и ответственной работе.

Марина, почему вы выбрали профессию кукольника? Это детская мечта?

- Я поступала в Нижегородское театральное училище. Подавала я на драму, но мне предложили перейти на куклы, где и осталась. Мне так понравилось, что после училища я уже сознательно поехала в Санкт-Петербургскую академию театральных искусств на профильный факультет. В детстве об этом не мечтала, но в школе ходила в театральный кружок, наверно, после этого все и сложилось.

То есть в драмтеатр и в кино вы никогда не пробовались?

- Кастинги в кино точно не проходила. Во Владимире я немного успела поработать в вечернем театре, в «Фаворе» в некоторых спектаклях, на «Новой сцене». То есть опыт есть, но мне все же интереснее в куклах. Это ведь не означает, что я за ширмой, меня не видно и я разговариваю не своим голосом. Театр кукол - театр универсальный. Спектакли физически очень тяжелые. Например, в спектакле «Бармалей» мы и поем, и пляшем, и играем на музыкальных инструментах. У нас там есть глюкофон металлический: никто из труппы на нем не умел играть, мы впервые с ним столкнулись, но разобрались. В той же сказке пришлось «подружиться» с тамтамами, бубнами, барабанами, маракасами – это же Африка. Плюс живой вокал. Нагрузка очень большая, но для зрителей эти 50 минут пролетают как миг, и признание гостей – лучшая награда за труды.

Марина, есть любимая кукла?

- Наверно, правильнее будет сказать о любимой системе кукол. Куклы делятся на марионетки, тростевые, планшетки, перчаточные. Самая пластичная для меня – тростевая, это верховая кукла, которая водится на руке за ширмой. У нее разлет рук и движения очень интересные, красивые.  Она более интеллигентная для меня и лучше выражает чувства, на мой взгляд.

- Есть разница в работе над спектаклями для малышей, школьников и взрослых? Что тяжелее для актера?

- В бэби-спектаклях сложнее работать, потому что это камерное пространство и здесь не соврешь. Если ты не смотришь на малышей, если ты с ними не общаешься, если ты не хочешь рассказывать им то, о чем говоришь - как у плохих актеров, которые смотрят  поверх голов -  дети это сразу чувствуют. Ребенок даже может заплакать. Невключенным быть невозможно! Контакт обязателен и поэтому тут всегда до мурашек!

У нас есть спектакль для дошколят «Коза-дереза», где Коза громко мекает и убегает от бабушки. И бегает среди детишек. Здесь главный момент –  успеть увидеть ребенка, который может испугаться, его обогнуть, не напугать. Если ведь один заревет, это же как сигнализация сразу сработает для остальных. Наши актеры-парни попозже стали включаться в бэби-спектакли. Они участвуют в «Лисичке-сестричке», в «Азбуке дедушки Толстого». У нас там задействовано два актера – Артем и Егор, оба высокие, с высоты их роста детки кажутся очень маленькие. Ребята говорили, что поначалу был определенный страх перед крохами. Но с другой стороны, в бэби-спектаклях и отдача колоссальная.

- Но ведь наверняка же были такие ситуации, когда что-то пошло не так?

- Да, у нас, например, есть новогодний спектакль про ежика и медвежонка. И там действие происходит со снегом – шариками из пенопласта. Как только детям открывают «чемодан со снегом», они сразу к нему ползут. Малыши настолько изобретательные - они подставляют подушечки, пока актеры играют сказку, лезут в этот чемодан. И получается, что актеры играют по сценарию, а параллельно вытаскивают детей из чемодана, отряхивают их от «снега» и продолжают. Но у нас актеры никогда не «выпадают» из сказки. Ни разу не было, чтобы мы в контактных спектаклях во время игры просили родителей забрать ребенка: мы обыгрываем все казусы.

- Такой уникальный опыт не получишь на большой сцене!

- Там зрители от тебя далеко, единственное, что может тебя выбить из колеи – это невыключенный телефон. А так у тебя контакт только с партнерами, которых ты чувствуешь и с ними выстраиваешь сцену. Если кто-то пошел не туда, встал не туда, что-то упало – можно моргнуть, махнуть тихонечко, и тебя поймут. С ребенком этот номер не пройдет.

- Вы постоянно участвуете в гастролях, в «обменных» поездках. Чем хорош такой опыт?

-Для меня очень показательной была поездка в Саратов, мы там были весной 2017 года. В город на Волге мы привезли «Крошку Енота» и «Как мужик двух генералов прокормил». Другие актеры отметили, что у нас совершенно другая манера говорить и играть. И от нас тогда те коллеги взяли многое на вооружение. Мы ведь приучаем зрителя к одним и тем же актерам, а ведь очень интересно периодически смотреть на других. Интересно сравнивать разные художественные решения.

- Для себя тоже берете на заметку какие-то приемы?

- Конечно, мы тоже присматриваемся к другим театрам. Самая запоминающаяся для меня была постановка у Екатеринбургского театра кукол  на фестивале в Казани. У них была сказка «Пиноккио». И начиналось все с того, что на сцене сидела Мальвина, еще когда зрителей только запускали в зал. Она сидела неподвижно минут 20 до начала спектакля. Все думали, что это кукла – у нее маска, суставчики прорисованы, как у деревянного манекена. А потом Мальвина стала оживать. У них этот спектакль ставил итальянец, работали через переводчика, приглашали специального преподавателя по пластике. Смотрелось очень здорово и необычно!

- Как к вашей профессии относятся ваши близкие?

- Все, кто меня знает, все относятся с пониманием. С непониманием встречалась лишь при общении с незнакомыми людьми. Были случаи, когда водитель такси, узнав, что я работаю в театре, просил меня рассказать стишок. Вот здесь начиналась какая-то внутренняя ломка, потому что, несмотря на всю внешнюю детскость и кривлякость, это же серьезная профессия! В обычной-то жизни я разговариваю своим голосом!

- А профессия актера-кукольника помогает в жизни?

- Актеры они по роду деятельности наблюдательны. Чтобы что-то сыграть, не всегда нужен опыт, иногда детали просто подсмотреть в жизни. Вообще это очень серьезная профессия. Мы должны быть разноплановыми. Нас никто не учил профессионально петь, но мы должны петь; нас специально не учат танцевать, но мы должны танцевать. Бывают спектакли-мюзиклы, и там мы усиленно занимаемся. Мы умеем все – и драться, и кувыркаться, и петь – это очень универсальная профессия!