В недавнем послании Федеральному Собранию Президент Российской Федерации Владимир Путин большое внимание уделил теме экологии. Он поставил задачу обеспечить высокие стандарты экологического благополучия и решить проблему мусорных свалок. Об экологической ситуации в областной столице корреспондент ИА «Владимирские новости» поговорила с главным экологом города Владимира – Сергеем Сухопаровым.

- Сергей Владимирович, тему мусора в области сегодня «муссируют» каждый день. Есть районы, где действительно стоит навести порядок. А как обстоят дела во Владимире?

- Мы с тревогой наблюдаем за тем, что происходит в области, но я не считаю, что в самом Владимире большая проблема с мусором. Мы навели порядок в этой отрасли еще несколько лет назад. Например, мы установили очень строгие штрафы за грязь на площадках для сбора отходов. Если управляющая компания ненадлежащим образом содержит контейнерные площадки, то она получает за это первый штраф от 10 до 50 тысяч рублей. Второе аналогичное нарушение за год – то уже от 50 до 200 тысяч рублей. У нас организации могут так привлекаться к административной ответственности по несколько раз в год, но большие штрафы им не хочется платить и они в итоге наводят чистоту. Если «коллапс» случился в выходной день, то работаем, можно сказать, по звонку, а уже потом разбираемся, кто виноват. Помню, года два назад в январские каникулы стояли жуткие морозы, и у одной мусоровывозящей компании перестала заводиться спецтехника. В результате 10%  города они «засорили», но мы подключили другие компании, и проблему удалось оперативно решить.

Позиция главы администрации города Андрея Шохина - переносить контейнеры с муниципальной земли на частную. Это логика нового российского законодательства. Это правильно, ведь в интересах собственников содержать свои площадки в чистоте.

- В последний рабочий день 2018 года губернатор области перенес на 2020 год «мусорную реформу». Сейчас город уже начал готовиться к новым условиям работы регионального оператора или будем действовать по ситуации?

- Сейчас у нас есть возможность «перезагрузки». Мы понимаем, людям хочется, чтобы в качестве регионального оператора по обращению с ТБО пришел не кто-то из Москвы, а местные профессионалы, имеющие авторитет в регионе и доверие жителей. Мы готовим свои предложения. С нашей точки зрения, то, что предлагалось – это неоправданно большое повышение цен за те услуги, которые могли бы быть оказаны. Постараемся этого избежать.

- Когда-то во Владимире пытались внедрить раздельный сбор мусора. Больше не обсуждались подобные варианты?

- Эксперимент был начат в 2011 году, тогда у нас работал начальник городского управления ЖКХ Павел Жданов. Он предложил подумать о раздельном сборе. Администрация города собрала все мусоровывозящие компании, дала им срок подготовить идеи. Им было это выгодно, с одной стороны, потому что появилась возможность продавать отходы. С другой стороны, им нужно было перекраивать всю логистику – чтобы разный мусор собирали в разные мусоровозы. Кое-где практику ввели. Какое-то время жители следовали надписям на контейнерах, но через несколько месяцев бросили эту задумку. Мы стали замечать, что владимирцы снова скидывают в урны все подряд, спецтехника тоже начала привозить все ТБО на одну сортировку. Казалось бы, идея умерла, но не совсем. Отдельные учреждения города до сих пор собирают мусор раздельно, для них так экономнее. А, например, владимирская компания «Спецтранс» в свое время получила «идеальный» жилой фонд с местной интеллигенцией: там, в основном, жили преподаватели и студенты. Вот они добросовестно раскладывали мусор «по полочкам». Пока повсеместно идея не прижилась, но в соседних регионах нет и этого.

- А помните, как в Год экологии мы много говорили про благоустройство прудов? Тогда точкой отсчета стал Соловьиный пруд. Затем – пруд на Комиссарова в Добром. Какой следующий в очереди?

- Благоустраивать Соловьиный пруд помогали во многом жители, наши предприятия города, владимирская мэрия и даже бывший губернатор Светлана Орлова. Общая забота и внимание к этой зоне отдыха были до прошлого года. А вот с января прошлого года мы взялись за пруд на Комиссарова.

 

Мы его чистили практически в одиночку до сентября. Ни одной копейки из бюджетных средств на очистку водного объекта не было потрачено. Где-то мы умудрились технику бесплатно достать, где-то предпринимателей попросить… Само благоустройство прилегающей территории, правда, уже проводилось за бюджетные деньги. К сожалению, некоторые недобросовестные жители там стали все рушить и ломать, но я надеюсь, они начнут ценить то, что сделано для  них и на их же деньги. После благоустройства водоемов в Октябрьском и Фрунзенском районах мы рассматривали варианты в Ленинском – либо в районе спорткомплекса «Владимир», либо в военном городке, - там тоже маленький водоем и больших средств не надо. Полную очистку планируем делать следующей зимой. А вот косметическую можно будет сделать и летом, опять же придется подключать бизнес-сообщество. Бюджетных средств в этом году на данные цели не заложено.

- Владимирцы часто принимают активное участие в обсуждении тех или иных инициатив. А так же старательно подмечают малейшие нарушения. Вот и на завод «Биотум» в Юрьевце жалуются – то на запах, то на дым. Вы как-то контролируете деятельность предприятия?

- Существует такое понятие «презумпция экологической опасности». То есть любое предприятие должно доказать,  что оно безопасно и имеет необходимую документацию. Экологического контроля муниципального не существует: у нас только санитарный контроль за територией города. Экологический контроль – это федеральный и региональный уровень: Росприроднадзор и департамент природопользования соответственно. То есть, по сути, я не имею права контролировать «Биотум». Однако мы можем перенаправить жалобу жителей в природоохранную прокуратуру и провести совместную проверку. Сами жители ничего не должны доказывать. Я не исключаю, предприятие работает - выбросы там есть, но они идут в соответствии с  разрешением на выброс вредных веществ, выданным департаментом природопользования. Чтобы фиксировать превышения ПДК – нужна специализированная лаборатория, а не просто чувствовать запах: кому-то пахнет, а кому-то нет.

- Вы говорили, что больший вред приносят не производства и автомобильные выхлопы, а вырубка зеленых зон в городе…

- Наши главные враги – не заводы и не машины, а архитекторы и строители. Их задача, в то пространство, которое им дано – «впихнуть» свои дома. Любая застройка - это бОльшая угроза для экологии, чем предприятие, потому что строительство жилья зачастую связано с вырубкой деревьев. Тем не менее, застройщик сажает деревья в соответствии с нормативами, а потом дома сдаются и становятся собственностью горожан. Жители, распоряжаясь своей придомовой территорией, тут же посадки вырубают ради дополнительных парковочных мест. Если уличное озеленение вопросов не вызывает, то придомовое – наша головная боль. 

- А как быть с парками? Как отстаиваете так называемый «Козий» парк, «Дружбу»?

- Университетский парк до сих пор отстаиваем не без участия СМИ, каждое дерево считаем и даже заставляем застройщиков высаживать деревья на месте поврежденных. Что касается парка «Дружба», там сложная ситуация. На землях Совхоза «Вышка» вырос целый микрорайон, в котором, по словам архитекторов, не должно быть тупиков. Заезд там с дороги, а вот выезд планировался через лесной парк «Дружба». С моей точки зрения, это просто преступление. Это не просто лесной парк, а особо охраняемая природная территория регионального значения (ООПТ). Если от нее отрезать кусок, то эта часть  рано или поздно прекратит свое существование: ее или застроят или загубят. Позиция администрации такова: да, наверно, там будет пробка, но лучше расширять существующую дорогу, чем «разрезать» парк на две части новой. Могу сказать, что благодаря нашим родителям, парк стал особо охраняемой природной территорией, и просто так с ней ничего не сделаешь. Общественность настроена однозначно против дороги в ущерб парку. А мы всегда на стороне наших жителей!