Уполномоченный по защите прав предпринимателей во Владимирской области Дмитрий Третьяков рассказал редакции ИА "Владимирские новости" о проблемах малого и среднего бизнеса и о том, чего не хватает частникам для развития собственного дела. 

- Дмитрий Николаевич, в августе в аппарат Уполномоченного по защите прав предпринимателей поступило с десяток жалоб от владельцев придорожного сервиса на трассе М7. Расскажите, как сейчас решается ситуация с теми, чей бизнес в сфере придорожного сервиса «встал» из-за реконструкции федеральной трассы.

- К нам тогда обратилось 9 предпринимателей Петушинского района, каждый со своей проблемой - у кого нет разгонной полосы, у кого «Упрдор» поставил ограждение на въезд-выезд, у кого не согласован проезд, или не в том месте пешеходный переход.  Из-за реконструкции трассы в Петушинском районе, «придорожные» предприниматели лишились доходов.  Но это проблема не 2018 года. Накануне реконструкции, по этому вопросу были публичные слушания, они задокументированы, в 2016-2017 годах, приезжали и представители Упрдора. К нам в аппарат Уполномоченного за период 2016-2017 годы обращений не было. Что сегодня? Была создана рабочая группа, это было сделано буквально на следующий день. Я лично встречался с руководителем Упрдор Максимом Голдобиным, заручился его поддержкой. Его позиция была – содействовать оставшимися без доходов предпринимателям, он даже выделил специального сотрудника, который работает с нашими ИП. Единственное, все идет не так оперативно, как хотелось бы. На счету у бизнеса каждый день. Например, заправка «Ростеха» вообще не может работать, потому что им там перекопали въезд, и они понесли потери.  

- Мы неслучайно вновь подняли эту тему. На днях этих предпринимателей показывали в резонансном телесюжете «России 24»…

 - Возвращаясь к ролику «России 24», хочу сказать, что за предпринимателями стояла инициативная группа, которая рассказывала корреспонденту о том, что уже сделано. К сожалению, это в ролик не попало.

Я к ним сегодня-завтра выезжаю, чтобы еще раз выслушать всех недовольных. Диалог «бизнес-власть» налажен, власть Петушинского района – на стороне предпринимателей. Мы взаимодействуем с местной администрацией и профильным департаментом и будем добиваться положительного решения по каждому эпизоду.

 - Какие еще обращения поступали к вам от предпринимателей области за последнее время?

- Много вопросов об обязательном внедрении контрольно-кассовой техники. Проект закона был апробирован на 5 субъектах. Там на протяжении полугода ни одно бизнес-сообщество не высказало ни одного замечания. Однако мы дождались того, что закон вступил в силу, и столкнулись с жалобами. Надо было выявлять факты спорных административных нарушений, штрафы, которые были наложены инспекторами налоговой службы - на этом фоне стали спекулировать. Надо было урегулировать вопрос рыночной стоимости оборудования, потому что и на этом стали спекулировать, не только производители, но и перекупщики. Мы выиграли время  и за это время вели диалог с налоговой службой о тех видах деятельности, которые не нуждаются в контроле и дополнительных расходах на кассовые аппараты. Например, считаю, для легализованной продажи продуктов на рынках они не нужны. Какое количество малого бизнеса мы таким образом спасли? – да наверно сотни!

- А часто бывают неправомерные проверки предпринимателей? Можно какой-нибудь конкретный пример?

- Были ситуации, связанные с внеплановыми проверками. Вы знаете, что у нас сейчас проходит проверка контрольно-надзорной деятельности. Концепция – снизить количество нарушений через снижение плановых проверок и внеплановых. Недавно к ИП Гусевой, которая занимается продажей автомасел, пришел представитель МВД с жалобой на качество продукции. Вопрос стоял о вывозе продукции для проверки легитимности товара. А в нашем аппарате есть уникальная функция – мы вправе участвовать в этих проверках и давать оценку проверяющим – насколько они правомерно проводят контроль. Таким правом мы как раз воспользовались. Растерянная предпринимательница в режиме он-лайн написала нам, буквально, пока полицейский стоял у нее на пороге. Мы направили своего помощника на место, сделали запрос руководству – на каком основании производится проверка. Путем таких  переговоров, проверка была свернута.  Получили потом ответ, что там просто перепутали адрес. Таких случаев могу много рассказать.

- А бывают ли нарушения в сфере госзакупок? Когда предприниматели рады бы принять участие, но по каким-либо причинам не могут этого сделать?

- в 44-ФЗ о закупках есть недочеты. Хотя он же не с нуля появился, он был «обкатан» на 94-ФЗ. К сожалению, проблемы идут иногда от самого заказчика. Мы встречаем очень низкий уровень компетенции сотрудников, которые составляют документацию. Надо же постоянно мониторить рынок, а у нас могут просто взять аналогичные предложения прошлых лет и скопировать для закупок в текущем году. Но предложение 2016 года неприемлемо – цены уже выросли. И получается, что предприниматели тоже не могут эти условия соблюсти – в убыток никто работать не будет.

А потом, надо учитывать интерес конечного потребителя. Для меня как для уполномоченного важно, чтобы сама процедура закупок являлась дополнительным источником осуществления своего бизнес-плана. Надо, чтобы выигрывали наши же предприниматели. А в 2016 году мы фиксировали статистику, когда лишь незначительная часть наших бизнесменов были победителями по конкурсам, объявленных в регионе. Идет смысловой разрыв: мы собираем налоги, разыгрываем конкурсы, победителями становятся все, только не владимирские, при этом наши здесь зарегистрированы и здесь платят налоги. Почему бы нам не рассмотреть возможность преимущества наших же предпринимателей? Так есть в Татарстане и в ряде других субъектов. Здесь крайне важна позиция региона в области закупок.

- В целом, предприниматели чувствуют себя защищенными в России? 

Активные предприниматели знают о мерах поддержки и защиты. Это вопрос образования. Если бизнесмен юридически подкованный, он будет защищен.

- И тем не менее, у вас колоссальный объем работы. Как справляетесь? Много ли у вас специалистов в аппарате?

- Чем богаты, тем и рады. Конечно, мы подсматриваем работу коллег  в других регионах и по-хорошему им завидуем. В структуре у нас было два сотрудника, когда я пришел, и сейчас их два. Те обращения, которые я направлял на имя предыдущего губернатора, те обещания мне и уполномоченному при Президенте Борису Титову, они не выполнены. Но я благодарен депутатам Заксобрания прошлого созыва, которые пошли нам навстречу. Если мы утвердим на следующий год бюджет, минимум трех сотрудников мы сможем взять. Кроме того, у меня есть Общественные помощники – это моя гордость. 26 человек, они работают из числа наиболее активных и успешных предпринимателей на общественных началах.

Мы открыли институт pro bоnо, где оказывается безвозмездная юридическая помощь.

- Чего вам не хватает в регионе?

У нас пока не работает институт ЦОП ЦБК (Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции»).  И совершенно некорректно работает Общественная приемная, которая бы рассматривала дополнительные обращения из районов.

А самим предпринимателям не хватает юридической грамотности. Я всегда им говорю, что к нам лучше обращаться на начальной стадии проблемы. Тогда есть вероятность не довести ситуацию до суда или до банкротства.