Впервые в истории Владимирской области первый полнометражный игровой фильм, снятый местными кинематографистами, наконец-то получил от Министерства культуры официальное Прокатное удостоверение…Сегодня гость нашей редакции сценарист, режиссер и продюсер фильма «Бемоль» Сергей Миляев.

 

 

- Сергей, мы знаем, что фильм снимался во Владимире долгих два года, с весны 2016-го по лето 2018-го… Снимался тяжело, с вынужденными паузами, вечным поиском денег и так далее. Но теперь все эти трудности у вашей съемочной группы позади, вы получили официальный документ, подтверждающий право проката на территории России.

 

- Увы, наши трудности еще не закончены, во многом они только начинаются. Право проката фильма – это всего лишь официальная бумажка от Минкульта, так называемое «цензурирование» выпущенной в свет кинопродукции. Теперь опустимся на грешную землю и вспомним, как у нас последние десятилетия устроен прокатный бизнес. Так называемые «мультиплексы» и прочие «киноразвлекательные комплексы» – это в чистом виде шоу-бизнес, от пресловутого поп-корна с кока-колой до самых популярных зрительских жанров. Известно, что в кино теперь ходят в основном молодые люди от 12 до 25 лет, которые балдеют от «хоррора» и прочих залихватских или «смешных» жанров, именуемых кинокритиками «аттракционами». Потенциальная публика авторского, да еще и микробюджетного фильма «Бемоль» к этой возрастной категории не относится. Нашему зрителю куда больше годиков, он уже пожил на белом свете и знает жизнь, настрадался, хлебнул лиха. Ну и жанр: драма, да еще социальная. Основные темы картины лежат совсем в других плоскостях: мы категорически и принципиальноне развлекаем зрителя, а призываем его хотя бы слегка задуматься о нашей реальности и современной действительности, где, как известно, шипов куда больше, чем роз. У нас нет никаких иллюзий по поводу большой, веселой и денежной прокатной судьбы фильма, она будет трудной, несмотря на полученный документ. Небольших залов для просмотра авторских фильмов в нашей стране преступно мало, а на огромные экраны прокатчики-мажоры нашего «минорного» брата не пускают, мы им коммерчески не выгодны, плюс «идеологически вредны», ибо пытаемся поговорить всерьез о серьезных вещах.

 

 

- Первый пресс-показ вы провели в апреле, на большом экране «Руськино». Что-то поменялось в фильме за время, пока вы работали над окончательной версией?

 

- Кое-что поменялось: хронометраж стал короче на 14 минут, убрали несколько проходных сцен и наиболее слабую актерскую игру непрофессиональных актеров, поработали над звуком и изображением, сделали субтитры на английском языке благодаря Алексею Алтонену и его англоязычным коллегам. Ну и, конечно, по настоятельному требованию «приемной комиссии» Министерства культуры «запикали» некоторые острые «слова улиц», слегка сократили эротическую сцену, убрали многозначительный, с тонким намеком титр на латинице « Без госденег продакшн». Не скажу, что фильм от этого как-то резко изменился, но все равно осадок неприятный от строгой руки цензора всегда остается. В развитых странах авторское кино никогда не «запикивают», там совершенно справедливо считают, что любой кинематографист имеет полное право и абсолютную свободу на любое авторское высказывание, любыми способами и словами. Но мы живем в стране, где другая ситуация с прокатом и свободой мысли. Не покажешь кинотеатру официальный порядковый номер фильма – будешь этот фильм крутить только в интернете. Что в основном и происходит с так называемым «параллельным кино», где все-таки иногда попадаются интересные, а еще реже новаторские фильмы. Жаль, что глупостей у нас в стране куда больше, чем умных дел и законов. Понятно, что план Даллеса действует, «Хабад» строит свои дьявольские планы, как и пресловутый «Комитет 300», но жизнь в России все равно идет своим путем, если говорить о простом народе.

И, конечно же, вопрос в финансировании кинопроизводства. В деньгах, которых вечно или нет совсем или очень мало, и которые покруче любого злобного продюсера диктуют тебе условия съемки. Честно вам скажу: если бы сейчас ко мне пришел добрый дядя и дал ровно столько денег, сколько нужно по минимуму на полный метр в российском даже, не мировом понимании, я бы, не задумываясь, переснял треть фильма. Проходных актеров-любителей заменил столичными профессионалами, нашу киноаппаратуру за 500 тысяч рублей заменил бы камерой за 500 тысяч долларов и далее по списку и смете. Но таких подарков судьбы внутри нашего государства не происходит. У нас если богатый – то обязательно мерзавец и циник, а не продвинутый киноман с искренней любовью к авторскому кино и поэзии. Или чиновник, которому все, что за пределами его собственного кармана и живота, абсолютно по барабану.

Тем не менее, вся наша съемочная группа максимально постаралась на этом проекте, мы сняли кино подчас даже выше наших технических возможностей и сил на данный момент времени. А какие дальше будут моменты и творческие возможности – посмотрим. Лишь бы не было ядерной войны, как говорит мой сосед, водитель «Скорой помощи».

 

 

- 23 ноября ваша независимая киностудия презентует фильм в Областном доме работников искусств, это замечательное событие для города. Первый игровой полнометражный фильм! А какие мнения о фильме «Бемоль» были у самых первых зрителей этой весной, после первого пресс-показа?

 

- Это был показ исключительно технический, рабочий: для друзей и знакомых, местной прессы, курсантов нашей киношколы. Отзывы в основном положительные, хотя из 180 человек в зале только 7-8 досконально знают тенденции современного авторского кино и смогут отличить фильм, например, китайца Цзя Чжанке от фильма корейца Ким Ки-Дука. В основном наши земляки фильм смотрели с неподдельным интересом: узнаваемые локации и люди города, наши проблемы, Крестный ход вокруг Успенского собора, знакомые лица артистов драмтеатра, названия кафе, номера автобусов. Думаю, этот «местный» момент всегда один из основных, если показываешь фильм там, где он снимался. Но радует еще и то, что все острые вопросы и проблемы в картине, очень близки большинству владимирцев, особенно творческой интеллигенции. После 2-х часового просмотра люди подходили, жали руки, благодарили, фотографировались с актерами фильма – это всегда приятно видеть. Да, в ноябре у нас творческий вечер в ОДРИ, но так как количество мест в этом небольшом зале ограничено, основная городская премьера «Бемоля» состоится в январе следующего года, в «Руськино» на Суздальском проспекте. До этого времени там все строго расписано, окошечка для нашего артхауса среди коммерческого кино в конце года не нашлось.

 

 

- И как вы планируете дальнейшую судьбу фильма? Будете участвовать в российских и международных кинофестивалях?

 

- Максимально постараемся участвовать во всех фестивалях, куда нас пустят – по формату и бюджету. С полнометражными фильмами пробиваться всегда намного сложнее, чем с короткометражными – за каждым крупным фестивалем всегда стоят свои кланы, ассоциации, кинотусовки и прочие чисто профессиональные интересы. А еще неслабые обязательные взносы. Платишь, например, 50 или 100 евро, и ждешь, подфартит твоему фильму из «санкционной» России среди других 300-500 фильмов со всего мира, или не подфартит. И если картина не прошла местные фильтры – твои 50 или 100 евро навечно остаются на счету кинофестиваля, ты их больше не увидишь. Видите, как сложно все устроено в современном кинопроцессе. Снять в муках честный фильм – только половина дела, дальше надо искать промоутеров, принимать платное участие в кинорынках, вкладывать безумные деньги в рекламу и продвижение. За нами пока никого нет - ни в России с Европой и Америкой, ни во Владимире. Разве что Азия нас хорошо понимает и принимает, потому что проблемы у наших государств одинаковые, да и ментальность похожая. Так что рано пока говорить о чем-то конкретном в плане кинофестивалей. Надо бы теперь дух перевести, поработать над следующими сценариями, помочь нашим начинающим режиссерам из «Владимирской киношколы» доснять свои первые корметры. А потом заработать скромные средства на второй полный метр, чтобы хотя бы запуститься в производство, провести полноценные кастинги актеров на главные роли.

 

- Думаю, все у вас будет хорошо. И все же спрошу: что будет дальше с владимирским кино конкретно?

 

- Очень интересный вопрос! Мне он нравится, правда. О будущем всегда интересней говорить, если там маячат хоть какие-то реальные перспективы. А они, вроде бы, замаячили. Пришел новый губернатор, он сейчас формирует новую команду, среди которой, как мы все очень надеемся, будет куда меньше хапуг и циников, чем при Орловой. Думаю, Сипягину не надо долго объяснять, что и кино Владимирской области находится в глубокой, пардон, заднице. Все, что тут снимается, снимается исключительно на собственные средства самоотверженных киношников, их геройских спонсоров или небольшие гранты, хотя это не только игровое, но и всегда нужное зрителю документальное кино. Годы идут, десятилетия, а местной хроникально-документальной киностудии в регионе так и нет. Была когда-то, да куда-то сплыла, вместе с СССР.

У местных телеканалов сейчас не тот формат, они фиксируют сиюминутные события области, гонят потоковые новости дня. А снять глубокий, познавательный, исторически интересный часовой фильм о том, как поменялся регион и его люди за последние четверть века, никому и в голову не приходит. Вернее, мысли такие возникали и при вице-губернаторе Колкове, но тезка Лермонтова почему-то все заказы на подобную видеопродукцию размещал не у нас, а в Москве, среди своих хороших знакомых, которые без особых усилий выигрывали все подряд тендеры. Например, тендер на документальный фильм о Суздале, стоимостью несколько миллионов. Деньги из бюджета области ушли незамедлительно, а фильма до сих пор так никто и не видел, потому что его в принципе нет и уже никогда не будет. То же самое с кинофестивалем «Владимирская вишня», личным проектом теперь уже бывшего вице-губернатора. Вот и я о том же – о справедливом распределении государственных средств! Где деньги Владимирской области, полученные по приказу Путина в Год кино пару-тройку лет назад? Средства на региональное кино выделяются постоянно, а свои документальные и игровые фильмы местные кинематографисты снимают за собственные копейки. С этими вопросами мы и пойдем с режиссером детского кино Игорем Мельниковым к новому губернатору совсем скоро. Уверен, он нас примет и выслушает. А затем реально поможет развитию регионального кино. Потому что всегда на первом месте стоит человек и его отношение к культуре. Это не я сказал – кто-то еще до Иосифа Бродского, Конфуция и Аристотеля.

А еще я твердо уверен, что надо создать в регионе общественный совет, состоящий из независимых творческих единиц всех жанров и направлений. Не тех, кто получает зарплату из бюджета и крепко дружит по роду службы с чиновниками, а реально что-то делает в культуре и искусстве Владимирской области, несмотря ни на что.

Региону давно нужен свой мощный, ежегодный кинофестиваль игрового и документального кино, поддерживаемый местным бюджетом, музей современного искусства, хотя бы одна большая и постоянная концертная площадка для джаза и рок-музыки, хотя бы один небольшой кинозал для некоммерческого кино и мировой классики. И это вполне реально, если найти понимание и финансовую поддержку у власти. Которая, как мы все мечтаем, должна хоть в чем-то обновиться при новом губернаторе, молодом и перспективном.