Недавно стало известно, что на стартовавшем вчера в итальянском Риднау чемпионате Европы не выступит наш земляк Алексей Слепов.

На фоне неудач российской сборной в Кубке мира (за половину турнира у нас три подиума) и отстранения лидера мужской национальной сборной Антона Шипулина от участия в олимпиаде, трехкратный чемпион Европы, владимирский биатлонист Алексей Слепов в интервью обозревателю издания Спорт-Экспресс раскритиковал систему отбора в национальную сборную и рассказал о болевых точках российского биатлона.

– Обидно, что вас не взяли на чемпионат Европы, а повезли Гараничева и Логинова, которые пропустили сегодня индивидуальную гонку?

– Честно скажу: я против ребят ничего не имею. Но, как всегда, возникают вопросы к российской системе отбора. Она по традиции неидеальна. Я не в праве с кем-то спорить и поэтому просто поехал домой.

– В чем эта система неидеальна?

– По первым этап Кубка мира и Кубка IBU видно, что ходом все готовы примерно одинаково. Бежали контрольную тренировку – основная и резервная команды – результаты у всех примерно одинаковые. Да и в стрельбе не скажу, что кто-то сильно выделяется. У сборных других стран есть такое правило – устраивать ротацию спортсменов, чтобы каждый мог получить свой шанс "выстрелить". А наша система такая, что когда биатлонист набирает неплохую форму, его загоняют в яму. И перспектив у тебя никаких.

 

Александр КАСПЕРОВИЧ Фото Андрей АНОСОВ, СБР

 

– Есть ли здесь фактор личных отношений тренера и биатлониста?

– Здесь нужно смотреть, из какого региона спортсмен и кто его тренер. Понимаете, если биатлонист находится в сборной и показывает результат, то к нему вопросов нет. Но когда все примерно одинаково готовы, то в приоритете будет спортсмен из определенного региона.

– То есть у вашего личного тренера нет такого контакта со штабом национальной команды, как у условного Иванова, который сейчас находится в сборной?

– Получается так. То есть никакого влияния нет.

– А какие у вас лично отношения с Касперовичем?

– Хорошие. Перед моим отъездом из команды домой мы с ним хорошо поговорили, никто ни на кого зла не держит. Просто я себя не показал с хорошей стороны во время подготовки. Хотя… И другие ничего особенного не показали. Но получилось так, как получилось, я не в обиде на Касперовича.

– Что вы будете делать дальше?

– Я ночью только прилетел. Сегодня отдыхал, сходил только на массаж. А с завтрашнего дня начну готовиться уже не знаю, к какому по счету Кубку России, который пройдет в Уфе. Он начнется 5 февраля и закончится 12-го, как раз во время Олимпийских игр. Ведь спортсмены, как и обычные люди работают. Вот если вы пропустите работу, вам же не будет от этого лучше? Вот так и нам – если три дня не потренировался, то начинаю набирать форму с самого начала.

– Какая мотивация на этот турнир?

– Как всегда, хорошая. Чувствую, что здоровья меньше не становится, и проблем с ходом у меня нет. Возможно, были сложности с лыжами, но в плане хода – все нормально. Концовку сезона нужно завершить хорошо.

– Чтобы сделать задел на следующий?

– Не то чтобы на следующий, а просто, чтобы получить удовольствие от конца этого сезона. В этом сезоне нет таких, кто сильно бежит или сильно стреляет, поэтому я хочу выстрелить и получить удовольствие.

 

Алексей СЛЕПОВ. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

 

– Какие планы на будущий сезон?


– Если честно, вообще никаких не строю.

– Что, на ваш взгляд, происходит с нашим биатлоном в этом году?

– Есть такое у русских, что перед большим стартом они начинают пороть горячку. И это очень сильно бросается в глаза. Бардак на всех уровнях – и в команде, и там (наверху). Слов нет.

– То есть болельщикам можно успокоиться, мы не потеряли наш биатлон?

– Не потеряли, конечно. Что касается болельщиков, то они, как мне кажется, винят тех, кого показывают. А показывают – биатлонистов. Тренеры практически никогда не дают интервью. Так что тут еще надо разобраться – кто виноват спортсмен или тренер. Вот и получается такая ситуация, что биатлонист бежит с рюкзаком забот, а тут на него еще дополнительно обрушивается эмоциональная волна. И спортсмен просто не понимает, что будет завтра. В то же время тренеры порой избегают интервью и не отвечают на неудобные вопросы.

– Есть надежда, что чего-нибудь добьемся на Олимпиаде в Корее?

– В этом году все настолько туманно, что даже не знаю. На сегодняшний день мне сложно представить, что мы можем конкурировать с французами, норвежцами или даже немцами. Поэтому для нашей победы в Корее должно произойти какое-то чудо. Но чуда на ровном месте за неделю до старта – это что-то нереальное.